Новое в борьбе с недобросовестными налогоплательщиками

Кредо Аудит – Новые правила борьбы с недобросовестными налогоплательщиками утверждены ФНС

Новое в борьбе с недобросовестными налогоплательщиками

В 2017 году борьба с налоговыми схемами перешла на новый уровень. В августе 2017 года в Налоговом кодексе появилась статья 54.

1 НК РФ, посвященная умышленному занижению налоговой базы. В письме ФНС от 31.10.

17 № ЕД-4-9/22123@ даны разъяснения, как теперь будут действовать проверяющие для выявления недобросовестного налогоплательщика.

Изменения в действиях налоговых органов

С 19 августа 2017 года, начинает действие статья 54.1 НК РФ, которая называется «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога сбора, страховых взносов» (введена Федеральным законом от 18.07.

17 № 163-ФЗ). Статья посвящена вопросам законного и незаконного признания расходов и предъявления вычетов, и в ней определены конкретные действия налогоплательщика, которые расцениваются как злоупотребление своими правами.

Данная статья представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления со стороны налогоплательщиков, сформированный с учетом сложившейся судебной практики.

После вступления в силу статьи 54.1 НК РФ налоговики при проверках больше не должны руководствоваться действовавшим до этого Постановлением № 53, ревизоры не вправе использовать отраженные в этом документе понятия.

Данный запрет распространяется на выездные проверки, решение о назначении которых принято 19 августа и позднее. Под запрет подпадают и «камералки», которые проводятся по декларациям, сданным 19 августа и позднее.

Принципы проведения налоговых проверок сохранятся

Ряд принципов, которых налоговики придерживались прежде, сохраняется после появления статьи 54.1 НК РФ:

  1. 1.                  Презумпция добросовестности налогоплательщика.

Пока не доказано обратное, действия налогоплательщика считаются экономически оправданными, а сведения, отраженные им в декларациях и бухгалтерской отчетности — достоверными (тем самым пункт 4 Постановления № 53, продолжает действовать).

  1. 2.                  Полномочия налоговых органов по сбору доказательственной базы остаются без изменений.

Инспекторы могут проводить мероприятия в соответствии с разделами V, V-1 и V-2 Налогового кодекса, дополнительных возможностей они не получили.

  1. 3.                  Утверждение о том, что возможность достижения того же результата путем заключения других законных сделок сама по себе не свидетельствует о необоснованной налоговой выгоде.

Точно такое же утверждение сделано и в отношении ситуации, когда контрагент налогоплательщика не исполнил своих налоговых обязательств. Данный факт не является самостоятельным основанием для аннулирования расходов и вычетов.

Критерии искажения налоговой отчетности

В пункте 1 статьи 54.1 НК РФ говорится, в каких случаях запрещено уменьшать облагаемую базу и сумму налогов к уплате:

Уменьшение невозможно, если оно является результатом искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и объектах налогообложения.

В пояснительном письме № ЕД-4-9/22123@ разъясняется, что применять указанную норму можно, только если сведения были искажены умышленно.

Наличие умысла в налоговом правонарушении должно быть отражено в актах и решениях по результатам проверок.

Чтобы зафиксировать умышленное внесение недостоверных сведений в налоговую декларацию, налоговикам недостаточно просто перечислить все сделки, позволившие получить налоговую выгоду.

Ревизоры обязаны назвать конкретные действия налогоплательщика и доказать, что они совершены намеренно.

 В противном случае нужно признать не искажение сведений, а методологическую ошибку, а она не дает права на применение пункта 1 статьи 54.1 НК РФ.

Примеры искажения отчетности и признаки налоговых схем

В письме № ЕД-4-9/22123@ приведены примеры искажений, подпадающих под пункт 1 статьи 54.1 НК РФ:

  1. Дробление бизнеса, направленное на незаконное использование специальных налоговых режимов
  2. Искусственное создание условий, позволяющих применять пониженные налоговые ставки, льготы и освобождение от уплаты налога.
  3. Схемы, нацеленные на неправомерное применение норм международных соглашений об избежание двойного налогообложения.
  4. Не осуществленные в действительности операции, которые были «совершены» лишь на бумаге.

    Об умышленных действиях и о наличии налоговой схемы могут говорить факты юридической, экономической или иной подконтрольности участников сделки.

    Это ситуации, когда проверяемый налогоплательщик или его должностное лицо имели возможность влиять на условия и результаты деятельности, манипулировать сроками или порядком проведения расчетов.

Однако даже если участники схемы не были подконтрольны, они могли действовать согласованно, предопределяя движение денежных и товарных потоков и совершая другие запланированные организатором операции.

Чтобы доказать умысел и вывести соучастников схемы на чистую воду, инспекторам надлежит разобраться, чьи интересы они преследовали. Тот, кто получил налоговую выгоду, и есть главный нарушитель закона.

При каких условиях можно принять расходы и вычеты

Согласно пункту 2 статьи 54.1 НК РФ, налогоплательщикам, не искажавшим сведений о своей хозяйственной деятельности и об объектах налогообложения, разрешено уменьшать облагаемую базу и сумму налога к уплате. Но не всегда, а при одновременном соблюдении двух условий:

  1. Основной целью сделки или операции не является неуплата, зачет или возврат налога.

Сделка должна преследовать разумную деловую цель, а не налоговую экономию. На отсутствие деловой цели указывает бизнес-решение, не свойственное предпринимательскому обороту. Пример – присоединение убыточной компании, не владеющей активами.

Такая операция заведомо совершена не в интересах присоединяющей стороны, поэтому ее цель, скорее всего, не является деловой. Однако, сотрудники ИФНС не должны настаивать на том, чтобы налогоплательщик избрал тот или иной вариант построения хозяйственных операций.

Главное, чтобы выбранный вариант не был искусственным.

  1. Обязательство по сделке исполнено лицом, которое является стороной договора или лицом, которому данное обязательство перешло по закону.

Чтобы аннулировать расходы и вычеты покупателя, инспекторам нужно доказать, что поставщиком является не тот, кто указан в первичных документах, а иное лицо, например, сам покупатель.

Для этого проверяющие должны провести осмотр территории, сопоставить объем товара с размерами склада, опросить должностных лиц налогоплательщика, его покупателей, поставщиков и проч.

Плюс к этому налоговикам следует взять у сторон сделки образцы почерка и назначить почерковедческую экспертизу. Подозрительными являются такие факты, как использование поставщиком и покупателем одного IP-адреса и хранение печатей и документов продавца в офисе покупателя.

Вероятно, эти обстоятельства свидетельствуют об обналичивании средств, то есть о схеме, когда деньги переводятся фиктивному поставщику, а потом нелегально возвращаются покупателю. Очевидно, что подобные операции не дают права на вычеты и расходы.

При этом налоговики обязаны учитывать пункт 3 статьи 54.1 НК РФ. В нем говорится, что подписание первичных документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может служить самостоятельным основанием для отмены вычетов и расходов.

Источник: http://credoaudit.ru/novosti/novyie-pravila-borbyi-s-nedobrosovestnyimi-nalogoplatelshhikami-utverzhdenyi-fns.html

Недобросовестность налогоплательщика в 2017 | Гордон и Партнеры

А. Гордон

Налоговый кодекс РФ по прежнему не раскрывает понятие недобросовестный  налогоплательщик, вместе с тем, положения многочисленных судебных решений Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ, использующие данное понятие, постепенно переносятся в кодекс.

Так с 19 августа 2017 года   вступила в действие статья 54.1 кодекса, в которой появились признаки (критерии) недобросовестности в налоговых отношениях:

  1. Результатом недобросовестности налогоплательщика является уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом н (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика. Соответственно, недобросовестными действиями являются действия налогоплательщика направленные на достижение такого результата — искажение сведений о фактах хозяйственной деятельности … .
  2. Налоговая служба РФ считает, во всяком случае декларирует это, что недобросовестность налогоплательщика имеет место только в случаях умышленных действий налогоплательщика по искажению сведений   учетов (бухгалтерского и налогового). При этом под искажающими действиями налоговая понимает участие налогоплательщика в схемах или их применение, которые позволяют налогоплательщикам незаконно уменьшать налоговые обязательства.
  3. В качестве конкретных недобросовестных действий налогоплательщиков налоговая служба расценивает — неучет объектов налогообложения и неправомерное заявление льгот, но это не исчерпывающий перечень.
  4. Об умышленных действиях налогоплательщика по искажению отчетности свидетельствует системные действия налогоплательщика (его работников, должностных лиц, учредителей) во взаимодействии с иными лицами, если они (действия) направлены на создание условий, целью которых является исключительно получение налоговой выгоды. Под выгодой понимается уменьшение налоговых обязательств через применение льгот, вычетов, расходов.
  5. В случае доказывания недобросовестного умысла на уменьшение налога, налог пересчитывается в полном объеме.
  6. В зоне риска налогоплательщики, взаимодействующие с контрагентами, имеющие 1) юридическую, экономическую и иную подконтрольность, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, 2) установленные факты осуществления транзитных операций между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей, 3)  а также обстоятельства, свидетельствующие о согласовании действий участников хозяйственной деятельности и т.п.

Радует, что при оценке добросовестности действий налогоплательщиков с 19 августа 2017, налоговики будут обязаны применять и иные положения этой новой статьи 54.1, которые должны защитить налогоплательщиков. Но уже сейчас видны признаки, что налоговая вывернет закон наизнанку.

Так, согласно ч.2 ст.54.1.НК РФ налоговая выгода считается полученной правомерно, если:

  • основной целью совершения сделки (операции) не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога;
  • обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, являющимся стороной договора, помеченного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обстоятельство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

ФНС разъясняет: При применении рассматриваемой нормы следует иметь в виду, что в целях налогообложения могут быть учтены сделки (операции) по двум критериям: основной целью их совершения не должна быть неуплата налога, а сама сделка (операция) должна быть выполнена контрагентом (первого звена), либо лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или в силу закона. При этом невыполнение хотя бы одного из указанных критериев влечет для налогоплательщика последствия в виде отказа учета таких сделок (операций) в целях налогообложения.

Из чего ФНС делает следующий вывод:

В этой связи в ходе мероприятий налогового контроля особое внимание необходимо уделять исследованию обстоятельств, подтверждающих или опровергающих реальное выполнение сделки (операций) контрагентом.

В приведенной позиции ФНС основное — доказанность/ не доказанность выполнение хозяйственной операции именно контрагентом. При этом, контрагентом только первого звена.

Из изложенного ФНС дано инспекциям разъяснение:

При установлении налоговыми органами наличия в рамках заключенных налогоплательщиком сделок (операций) хотя бы одного из двух обстоятельств, определенных в пункте 2 статьи 54.1 Кодекса, ему должно быть отказано в праве на учет понесенных расходов, а также заявления по ним к вычету (зачету) сумм НДС в полном объеме.

То есть, у налогоплательщика будут сняты вычеты и расходы, если сделка направлена исключительно на получение налоговой выгоды, или хозяйственную операцию (сделку) выполнил не контрагент, поименованный в договоре.

Последнее означает, что продолжится существующая практика снятия вычетов и расходов по результатам допросов руководителей поставщиков, не подтвердивших выполнение работ, услуг или поставок для проверяемого налогоплательщика.

25 августа 2017г

Налоговый адвокат

Гордон А.Э,

Источник: http://gordon-adv.ru/articles/nedobrosovestnyy-nalogoplatelshhik-p/

О новых трендах борьбы налоговых органов с недобросовестными налогоплательщиками в своей авторской колонке на право.ru рассуждает руководитель налоговой практики аб «а-про» дмитрий кириллов

О новых трендах борьбы налоговых органов с недобросовестными налогоплательщиками в своей авторской колонке на право.ru рассуждает руководитель налоговой практики аб «а-про» дмитрий кириллов

Борьба с «дроблением бизнеса»: кульминация тренда

Между налогоплательщиками и налоговыми органами идет постоянное соревнование, подобное «битве брони и снаряда».

Налогоплательщики придумывают способы снизить свое налоговое бремя, а налоговые органы ищут, как это пресечь и пополнить бюджет.

О новых трендах в авторской колонке рассуждает руководитель налоговой практики АБ «А-ПРО» Дмитрий Кириллов.

В результате такого «противоборства» ФНС формирует различные тенденции правоприменения, которые внедряются в территориальных налоговых органах, обкатываются в ходе налоговых проверок и в конечном итоге формируют судебную практику.

Так в свое время было с «недобросовестностью налогоплательщика», «НДС при покупке за счет заемных средств», «НДС в отсутствие реализации», «должной осмотрительностью», «тонкой капитализацией» и рядом других. Сейчас мы наблюдаем, как формируется новый тренд – «дробление бизнеса».

Как это работает

Как правило, всё начинается с того, что собственники достаточно крупной компании принимают решение о создании нового бизнеса.

Экономических причин к тому бывает масса:– освоение новых рынков и направлений бизнеса;– ограничения на ведение какой-либо деятельности в рамках существующей компании в силу эксклюзивных отношений с контрагентом;– принятие в бизнес новых партнеров и ограничение их влияния конкретным направлением;– выделение в отдельное юридическое лицо низкоэффективных или высокорисковых бизнес-процессов.

Часто такие ситуации возникают в компаниях среднего бизнеса, из которых выделяются компании поменьше.

Если новые компании соответствуют критериям, установленным Налоговым кодексом РФ (вид деятельности, объем выручки, численность персонала, стоимость основных средств и др.

), собственники принимают решение о переводе таких компаний на специальный налоговый режим – упрощенную систему налогообложения или единый налог на вмененный доход.

Эти режимы позволяют заменить традиционную систему налогообложения (налог на прибыль, НДС, налог на имущество) одним налогом, уплачиваемым по пониженной ставке. В итоге собственники этих бизнесов не только достигают первоначальную деловую цель, но и законно получают существенную налоговую экономию.

Что вменяют налогоплательщикам

В глазах налоговых органов такие действия выглядят иначе. Они считают, что налогоплательщик намеренно разделил свой бизнес, чтобы применить УСН или ЕНВД и получить необоснованную налоговую выгоду.

Деловая цель при этом игнорируется.

В результате по итогам налоговых проверок проверяющие признают доход таких малых бизнесов доходом основной компании и доначисляют ей соответствующие налоги по обычным ставкам.

При этом проверяющие в обоснование таких доначислений приводят следующие признаки необоснованной, по их мнению, налоговой выгоды:– полностью или частично одинаковый состав учредителей материнской и дочерней компаний (такая терминология не вполне корректна, имеется аффилированность только через одних и тех же учредителей, материнская компания не участвует в капитале дочерней; однако предлагается использовать такую терминологию далее по тексту для простоты восприятия);– один и тот же юридический адрес;– обслуживание материнской и дочерней компаний силами бухгалтерии, отдела кадров и юридической службы материнской компании;– перевод части персонала материнской компании в дочернюю;– подача отчетности и работа в системах «банк-клиент» с одних и тех же IP-адресов;– отсутствие рекламы дочерней компании в связи с тем, что материнская компания рекламирует всю группу;

– использование материнской и дочерней компаниями схожих фирменных наименований, отсутствие претензий материнской компании к дочерней компании об использовании ее средств индивидуализации.

Такой перечень признаков встречался нам как в ходе проверок московских компаний, так и в виде инструкции для проведения проверок в одной из региональных налоговых инспекций. Из этого можно предположить, что такой подход является единообразным и внедряется с уровня ФНС России.

Недостатки фискального подхода

Помимо того, что у такого разделения, как правило, существует реальная деловая цель, которая игнорируется налоговыми органами, сами признаки «дробления бизнеса» (так, как их видят проверяющие) достаточно легко обосновываются с точки зрения предпринимательской деятельности.

Полностью или частично одинаковый состав учредителей – диверсификация бизнеса по направлениям, отраслям или зонам риска нормальна и нивелирует предпринимательские риски.

Преследование налогоплательщиков по этому признаку убивает любую предпринимательскую инициативу, фактически налоговые органы декларируют принцип: один учредитель – одна компания.

Это выглядит абсурдным, поскольку делает незаконным любую диверсифицированную группу компаний.

Один и тот же юридический адрес – зачастую материнская компания обладает свободными площадями, которые готова предоставить в аренду дочерней компании вместе с юридическим адресом, причем даже по рыночным ставкам. Как устранило бы незаконность налоговой выгоды в глазах налоговых органов размещение дочерней компании по другому адресу, остается загадкой.

Обслуживание материнской и дочерней компаний силами бухгалтерии, отдела кадров и юридической службы материнской компании – такая централизация бэк-офиса позволяет оптимизировать расходы группы. Дополнительно можно рассмотреть вопрос передачи этих функций в материнскую компанию на аутсорсинг на договорной основе.

Перевод части персонала материнской компании в дочернюю – первый и самый обоснованный шаг при выделении какого-то направления бизнеса в отдельную компанию.

Дочерняя компания наполняется проверенным персоналом, при этом снижаются расходы на рекрутинг и риски, связанные с выявлением непрофессиональных или нелояльных работников уже в процессе их работы.

Подача отчетности и работа в системах «банк-клиент» с одних и тех же IP-адресов – этот признак представляется совершенно надуманным.

При размещении дочерней компании на площадях, арендованных у материнской компании, использование Интернет-провайдера, обслуживающего всё здание, автоматически сделает одинаковыми IP-адреса всех его резидентов.

Подача отчетности одной из компаний через копеечный 3G-модем или анонимайзер изменит IP-адрес, но не сделает незаконную деятельность законной и наоборот.

Реклама группы компаний материнской компанией – также имеется деловая цель в виде уменьшения расходов каждого из участников группы.

Использование средств индивидуализации всеми компаниями группы – также является нормальным для предпринимательской деятельности, поскольку собственники бизнеса заинтересованы в получении дохода в равной мере от всех компаний группы, для чего необходимо их продвижение на рынке.

Анализ используемых налоговыми органами признаков «дробления бизнеса» показывает, что они присущи деятельности вполне законопослушных компаний и являются обычными для предпринимательской деятельности. В то же время эти признаки являются формальными и устранение каждого из них так же формально позволяет требовать устранения налоговых претензий, не меняя существа деятельности группы компаний.

Судебная практика

Анализ судебной практики по «дроблению бизнеса» за последний год показывает, что мнения судов разделились примерно пополам.

В этом году описываемый в статье налоговый тренд закономерно достиг Конституционного суда РФ, который принял Определение № 1440-О от 4 июля 2017 г.

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247–249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации».

Заявитель жалобы – единственный участник и генеральный директор ООО «Мастер-Инструмент», просил признать несоответствующими Конституции РФ указанные выше нормы Налогового кодекса РФ в связи с негативными результатами налогового спора с участием своей организации (дело № А12-15531/2015). По этому делу суды сочли ООО «Мастер-Инструмент» взаимозависимым с рядом организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих ЕНВД и УСН, и сочли организацию торговой сети под одним товарным знаком схемой «дробления бизнеса».

Конституционный суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению, но мотивировал это весьма расплывчатыми формулировками.

Такое определение, по нашему мнению, является опасным для налогоплательщиков, которым вменяется «дробление бизнеса», поскольку оно так и не дает однозначный ответ на вопрос, поставленный заявителем жалобы, но позволяет налоговым органам и судам очень широко толковать его в пользу бюджета.

Плохим знаком является то, что в определении суд опровергает декларируемые им самим уже почти двадцать лет принципы определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм.

https://www.youtube.com/watch?v=PuZvDKxYaOA

В целом новый подход Конституционного суда выглядит как развязывание рук налоговым органам в произвольном толковании налогового закона для достижения якобы благой цели – борьбы с злоупотреблениями налогоплательщиков, пусть и путем выплескивания с водой ребенка в виде разрушения нормальных и законных моделей структурирования бизнеса.

Важно отметить особое мнение судьи К. В. Арановского к рассматриваемому определению.

Он обращает внимание на недопустимость произвольной квалификации обычной предпринимательской деятельности, являющейся многогранной и зависимой от многих внешних факторов как чего-то незаконного.

Иными словами, недопустим подход налоговых органов, когда набор обычных фактов хозяйственной деятельности на страницах решений по налоговым проверкам представляется как чудовищный заговор предпринимателей.

Также судья Арановский обращает внимание на вопрос усмотрения в действиях предпринимателей умысла на уклонение от уплаты налогов, который, по его мнению, граничит с предпринимательским риском, исключающим противоправность. В условиях бюджетно-ориентированного подхода налоговых органов и возрастающего интереса органов следствия этот момент приобретает особую важность.

Мы будем с большим интересом следить за развитием правоприменительной практики по вопросу «дробления бизнеса» с учетом приведенной позиции Конституционного суда и надеяться, что суды при рассмотрении таких дел будут чаще разделять подход судьи Арановского.

Источник публикации авторской колонки: https://pravo.ru/opinions/view/143382/

Источник: http://advokatpro.com/blog/2017/08/14/o-novyx-trendax-borby-nalogovyx-organov-s-nedobrosovestnymi-nalogoplatelshhikami-v-svoej-avtorskoj-kolonke-na-pravo-ru-rassuzhdaet-rukovoditel-nalogovoj-praktiki-ab-a-pro-dmitrij-kirillov/

Еще 7 шагов в борьбе с обналом и фирмами-однодневками

Еще 7 шагов в борьбе с обналом и фирмами-однодневками

Добрый день, уважаемые коллеги.

И особенно много изменений в законодательстве произошло в начале июля 2016 года, перекрывающих кислород тем бизнесменам, которые продолжают оптимизировать налог на добавленную стоимость и налог на прибыль путем связи с серыми и обнальными конторами. Здесь у нас государство очень последовательно давит обналичку. И как упоминал зампред ЦБ, что мы, мол, сделаем обналичку в России экономически неэффективной. И, по всей видимости, в этом тренде и выпускается вся эта нормативная база. Я не претендую сейчас на то, что сделаю обзор всей этой нормативной базы. У меня тут в руках уже полтора десятка документов. Коллеги, я хотя бы некоторые, наиболее важные, вещи вам скажу.

Итак, господа директора, главбухи и финансовые директора. Первое, что вы должны знать. У нас с июня месяца заработала так называемая СУР АСК НДС-2. Перевожу на русский язык: СУР означает «система управления рисками».

Автоматическая система контроля налога на добавленную стоимость в версии № 2. Согласно ПисьмуФНС России от 3 июня 2016 года № ЕД-4-15/9933@.

Так вот, согласно этому письму, все налогоплательщики делятся на 3 класса.

Первый класс налогоплательщиков, это те, которые работают на 100 % легально, и у них в цепочках с контрагентами не возникает никаких проблем в том числе, со счетами-фактурами и уплатой налога НДС.

Ко второй категории относятся налогоплательщики, которые внешне, да и может, по сути, нормальные, но тем не менее, где-то у них есть разрывы, и поэтому из этой категории уже можно выбирать себе жертву и идти на проверку.

А к третьей категории налогоплательщиков относятся те, которые обладают признаками несамостоятельного и недобросовестного юридического лица, и, соответственно, они привлекают внимание налоговиков еще больше. Также их внимание привлекают налогоплательщики из второй категории, которые как-то связаны с третьей.

И дальше в этом письме подробно описывается, что делать в том или ином случае, как поступать налогоплательщику, если он оказался немножко не в той категории. Как доказывать правоту, какие грузовики с документами привозить в налоговую инспекцию, и так далее. Пожалуйста, посмотрите этот документ.

Следующий документ, который, по идее, призван облегчить жизнь налогоплательщика, но он относится к разряду «остановить обналичку». Это перечень документов, которые контролирующие органы не вправе запрашивать у организаций и ИП. Этих документов 153.

Теперь эти органы должны будут запрашивать их друг у друга.

И запрашивая их, правоохранительные органы и налоговики будут подвергать анализу все цепочки контрагентов, для того чтобы доказать правоту или неправоту нашего замечательного налогоплательщика с целью принять решение, ехать к нему на проверку или нет.

Более подробно откройте, пожалуйста, Распоряжение Правительства от 19 апреля 2016 года № 7240-Р. А подготовлен он на основе ФЗ от 3 ноября 2015 года №306-ФЗ.

Дальше, коллеги. Следующая вещь, на которую бы я хотел обратить внимание в рамках ужесточения этих правил. Теперь юридические лица должны располагать сведениями о своих бенефициарных владельцах.

То есть, все юрлица должны немедленно раскрывать налоговикам информацию о том, кто на самом деле является владельцем той или иной компании.

Независимо от того, оффшорная это компания, какая-то легальная компания в западной юрисдикции или российская компания, теперь мы должны вывернуться наизнанку и назвать налоговикам реальных владельцев.

Это сделано, в том числе, для того, чтобы если у вас присутствует какой-то бизнес за границей, в соответствии с законом о контролируемых иностранных компаниях, хозяин компании, физлицо заплатил, как минимум, НДФЛ 13 %, либо предоставил документы, с помощью которых можно сделать соответствующий зачет по НДФЛ. Данный ФЗ принят и подписан В.В. Путиным 3 июля 2016 года. Это ФЗ №215, который вступает в силу 21 декабря 2016 года. Тем не менее, ознакомиться с ним нужно, ибо за неимением информации о бенефициарных владельцах, за отказ от раскрытия информации последует штраф до полумиллиона рублей.

Следующая вещь, о которой я бы хотел, чтобы вы знали. Теперь, если с компании не удается взять недоимки, пени и штрафы, эти деньги можно будет взять с директоров.

А также приставы могут потребовать, чтобы компания погасила недоимку по налогам за счет контрагента. То есть, судебные приставы получили у нас право взыскивать налоги за счет дебиторской задолженности.

Это статья 76 ФЗ от 2 октября 2007 №229-ФЗ, но в современной редакции.

Дальше, коллеги. У меня Письмо ФНС России от 24 июня 2016 года №ЕД-19-15/104.

И этим замечательным письмом федеральная налоговая служба разъясняет: в силу подпункта 3 пункта 17 административного регламента, должностные лица, ответственные за предоставление госуслуги, не вправе давать правовую оценку актам, решениям, действиям или бездействиям налоговых органов или их должностных лиц и иных обстоятельств, и событий. И еще одна цитата. Здесь речь идет о том, что налоговики не вправе давать правовую оценку. Но налогоплательщики, обязаны, тем не менее, сами оценивать все риски, когда связываются с тем или иным поставщиком. Этим письмом на бизнесменов возлагается обязанность на 100 % отвечать за подбор контрагентов. И, если вы ошиблись в выборе контрагента — виноваты сами. Налоговики доначислят вам потом недоимки, пени и штрафы. И еще, парочка цитат. В целях самостоятельной оценки рисков при выборе контрагентов, налогоплательщики могут использовать общедоступные критерии оценки рисков, отраженные в Приказе ФНС России от 30 мая 2007 года №ММ-3-06/33@. Длинный приказ, но, пожалуйста, изучите его и особе внимание обратите на пункт № 12 приложения № 2. Там подробно написано, как вы должны проверять своих контрагентов. Также налоговики возлагают на нас обязанность проверять наших контрагентов через сайт ФНС России www.nalog.ru. Также ФНС России «рекомендуют при оценке налоговых рисков, которые могут быть связаны с характером взаимоотношений с некоторыми контрагентами, исследовать среди прочих следующие признаки: отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании — контрагента, копии документа, удостоверяющего личность». То есть, если нет копии документа, удостоверяющего личность вашего контрагента, по мнению ФНС России, вы виноваты. Обратите внимание на это письмо. Может быть, вас из этого письма порадует небольшой вывод. В конце письма есть замечательная строчка, и я хотел бы, чтобы вы о ней знали: если налогоплательщиком будет подтвержден факт сделки, претензии будут предъявлены к его контрагенту. А соответственно, отсюда делаем большой вывод. Что значит, факт сделки должен быть подтверждён? Если есть возможность пощупать, т.е. материалы, сырье. Товар поступил, тогда давайте предоставим налоговикам возможность его потрогать. Если документы все в порядке, тоже давайте их покажем. Если у нас есть правильные показания наших сотрудников, которые также подтвердят факт сделки, то давайте тоже это предоставим. Если есть товарно-транспортные накладные, тоже давайте покажем. Если сам контрагент может подтвердить, что он в наш адрес отгружал продукцию, тогда давайте это покажем. Если у нас найдутся свидетели, которые могут засвидетельствовать, что мы этот товар, сырье или услугу получали, давайте это покажем. Здесь вам нужно собрать целый комплекс доказательств, которые подтвердят факт сделки, и в этом случае вы избавитесь от претензий, и все претензии будут предъявлены вашему контрагенту.

Это невероятно важно. Еще раз повторю – это Письмо ФНС от 24 июня 2016 года № ЕД-19-15/104.

Еще одна вещь. Организациям теперь станет проще проверять контрагентов на добросовестность. А делается это также для ликвидации обналички. Чтобы налоговики потом могли сказать: «Мы тебе предоставили возможность проверить твоего контрагента.

Почему ты его не проверил? А если ты его не проверил…». Кстати, теперь даже скриншоты принимаются в качестве доказательств, что вы проверяли контрагентов. Я имею в виду, снимки экрана. Как бы там ни было, речь идет о ФЗ, который уже принят.

Это 134-ФЗот 1 мая 2016 года. Им внесены изменения в статью 102 НК.

На основании этого закона налоговики выпустили соответствующее распоряжение, и уже с 1 июля 2017 года сформирована база данных обо всех налогоплательщиках страны.

И теперь в открытом доступе о каждом из нас имеется информация о доходах, расходах, о численности сотрудников. По-моему, о наличии и стоимости активов.

То есть, там в открытом доступе те критерии и те показатели, которые свидетельствуют о том, что этот контрагент жив-здоров, и все с ним нормально, а соответственно, мы будем обязаны при проверке контрагентов использовать еще и этот закон 134-ФЗ от 1 мая 2015 года «О внесении изменений в статью 102 НК». Имейте это в виду.

В следующих статьях я буду продолжать писать о том, как налоговики перекрывают обнал в России и, соответственно, добиваются от каждого бизнесмена легальной работы.

Спасибо, коллеги. Я уверен просто, что вам эта статья пошла на пользу. Применяйте те данные, которые я вам дал.

Источник: https://turov.pro/eshhe-7-shagov-v-borbe-s-obnalom-i-firmami-odnodneami-c/

Законодательная борьба с налоговыми схемами: новая ненормальность?

Памяти Лоалвы Браз

В одной из недавних дискуссий в блоге меня спросили, не надоело ли мне жить в потоке негатива, отметив при этом, что журнал «Налоговед» уже страшно читать.

Что могу сказать? Живу я в нескончаемом Потоке интересных дел и событий. Мощный поток негатива есть, но исходит он от государства. А читать страшно решения арбитражных судов по налогам последних двух лет.

Это какая-то охота на ведьм в современном изводе – что ни решение, то «необоснованная налоговая выгода». Даже там, где нет никакой налоговой выгоды – ни обоснованной, ни необоснованной. Но весь этот ужас – не повод надеть розовые очки.

Хотя нам часто пытаются внушить, что это новая нормальность. Очень не хочется в Советский Союз.

Страшно, прямо скажу, читать и законопроект о борьбе с налоговыми злоупотреблениями (№529775-6), который 15 мая 2015 г. в первом чтении приняла Госдума, правда, не без серьезной полемики в пленарном заседании – см. стенограмму в файле.

Коли ружье на стенку повешено, то рано или поздно законопроект будет принят. Поэтому не мешало бы получше разобраться с тем, что в нем предлагается с подачи ФНС.

Как ни странно, пока мне не встречался подробный критический анализ законопроекта. Попробую набросать основные моменты, которые увидел.

Как утверждается в пояснительной записке, законопроект направлен на решение проблемы использования налогоплательщиками формально правомерных действий с целью неуплаты налога или неправомерного получения права на возмещение налога из бюджета.

Предлагается дополнить ст. 54 НК РФ правилом о том, что в целях налогообложения не учитываются факты хозяйственной жизни, основной целью которых  является неуплата или неполная уплата налога.

Статьи 169 и 252 НК РФ предлагается дополнить нормой о том, что счета-фактуры и иные документы, подписанные неуполномоченными или неустановленными лицами, не могут служить основанием для принятия вычетов и расходов.

Это вроде как общие нормы о борьбе с налоговыми схемами.

К сожалению, невозможно согласиться с бодрым и одновременно усыпляющим внимание утверждением в пояснительной записке, что «законопроектом закрепляются положительные элементы правоприменительной практики, которая была выработана налоговыми органами и арбитражными судами при рассмотрении налоговых споров, связанных с признанием (непризнанием) обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Скорее наоборот, реальные достижения и наработки судебной практики предлагается выбросить на свалку истории под девизом «Мы наш, мы новый мир построим».

Можно сказать, что реинкарнированная версия законопроекта о злоупотреблениях в сфере налогообложения основана на «худших практиках» и может перечеркнуть все достижения налоговой политики и налогового администрирования последних лет. Хотя и без того ощущение, что мы стремительно возвращаемся лет на 10 назад, в “доисторические” времена.

В Пояснительной записке утверждается, что «последствия, возникающие в связи с его принятием, не только не затронут интересы добросовестных налогоплательщиков, не злоупотребляющих своими формальными правами, но и будут способствовать созданию нормальных условий ведения бизнеса и созданию здоровой конкурентной среды для таких налогоплательщиков». На самом деле, в случае принятия законопроекта в таком виде пострадают именно добросовестные налогоплательщики, а «схемотехники» окажутся даже в лучшем положении, чем сейчас.

Наблюдаю один феномен, и к сожалению, не забавный, а очень опасный: когда кто-нибудь  рассказывает об этом законопроекте, он часто говорит о том, чего в нем нет.

Или не отследили, что законопроект, внесенный в 2014 году, после замечаний Правительства был перевнесен под тем же номером в другой редакции, или поддаются некоему внушению, или сами вычитывают в тексте то, что хотелось бы в нем видеть. Поэтому в файлах выкладываю первоначальную и текущую редакции законопроекта, а также правительственный отзыв. По сравнению с первоначальной текущая версия – в сторону формального подхода и якобы отсутствия усмотрения инспектора.

поправки в ст. 54 «Налоговая база» явно шире названия статьи. Впрочем, это всего лишь безобидное юридико-техническое замечание, Кодекс полон подобных ляпов законодательной техники.

Предлагаемые в законопроекте изменения в статьи 169 и 252 НК РФ еще больше усугубляют существующие на практике проблемы, переводя вопрос из сферы выяснения обстоятельств, свидетельствующих о налоговом злоупотреблении (была ли реальная хозяйственная операция, деловая цель, контрагент и т.п.), в область претензий к оформлению документов. Это методологически неверно. Подписание документов неуполномоченным и даже неустановленным лицом не свидетельствует о наличии злоупотреблений (например, у подписанта нет доверенности, его полномочия оспорены, не получено одобрение на совершение крупной сделки), ровно как и наоборот – отсутствие дефектов документов не означает, что злоупотребления нет.  Вновь, как и после печально известного дела «Кестрой 1» (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 № 9299/08), происходит подмена предмета доказывания в спорах о налоговых злоупотреблениях. Фактически предлагается закрепить объективное вменение на основе лишь недостатков подтверждающих документов.

Кроме того, такие поправки консервируют нерешенность главной проблемы ответственности за контрагентов: при выявлении фиктивной фирмы налоговые органы не выясняют, под чьим контролем она находится и, соответственно, кто является получателем налоговой выгоды (налоговым выгодоприобретателем). Это мы обсуждали уже не раз – здесь и здесь.

В Законопроекте явно превалирует заимствованный из законодательства о бухгалтерском учете подход: «В целях налогообложения не учитываются факты, основной целью учета которых является неуплата налога». Практический механизм реализации этого подхода не предусмотрен, а именно алгоритмы, процедуры, правила и стандарты доказывания должны быть основным содержанием поправок, на мой взгляд.

Предлагаемые в статью 54 поправки означают налоговый пересмотр цели сделки исходя всего лишь из усмотрения проверяющего.

Налоговая переквалификация сделки – это всегда вторжение в экономическую деятельность граждан и организаций.

Действия одной этой нормы «массового поражения» достаточно, чтобы обессмыслить все остальные положения Гражданского и Налогового кодексов. 

Поскольку в законопроекте нет никаких отсылок к используемым в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 и в подп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ (о переквалификации) терминам, непонятно их соотношение с положениями законопроекта.

Можно сделать вывод, что эти документы и нормы должны применяться параллельно (!), т.е. требования к налогоплательщикам дополняются, а не конкретизируются.

В результате сохраняются имеющиеся требования к существу операций и юридических лиц, а также появляются новые требования к документам, достаточные для отказа в расходах и вычетах по формальным основаниям.

Ну и в заключение не могу не отметить, что предлагаемая редакция п. 1 ст.

252 НК РФ, если внимательно в нее вчитаться, способна не только вернуть претензии налоговых органов на оценку целесообразности, эффективности и рациональности действий предпринимателей (это уже происходит, судя по делам Парламент Продакшн, Континентал Тайрс Рус и другим), но и легализовать их, поскольку предусматривает, что обоснованные затраты – это не затраты, понесенные для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, а некие «экономически оправданные» затраты. Просто сравните действующую редакцию и предлагаемую (о приключениях института обоснованности затрат в России как-нибудь напишу – это отдельная история). Видимо, хотели как лучше, а получилось…

Понятие обоснованности затрат связано с необходимостью расчета прибыли как экономического основания налога – без них облагался бы доход, а не прибыль. Поэтому п. 1 ст. 252 НК РФ никак не относится к предмету законопроекта и не должен им затрагиваться. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/1/19/borba_s_nalogovymi_shemami

Бухгалтерия
Добавить комментарий