арбитражная практика по ндс: возмещение вычеты в пользу налогоплательщика

Судебная практика по НДС: 6 майских решений в пользу налоговой службы

В этой подборке предлагаем вам несколько решений Верховного суда России, в которых судьи признали правоту налоговых органов. Все они связаны с вычетами по НДС.

При отсутствии первички вычет по НДС определять расчетным методом нельзя

Пункт 7 статьи 166 Налогового кодекса предусматривает возможность определить сумму налога расчетным методом в том случае, если у налогоплательщика отсутствуют первичные документы (например, если они не велись или были утрачены). Однако определять таким образом сумму вычета по НДС неправомерно. Такой вывод был подтвержден в определении ВС РФ от 30 мая 2017 № 309-КГ17–2622.

Вычеты НДС, в соответствии со статьями 171 и 172 НК РФ, возможны при наступлении определенных условий, в частности, при наличии счета-фактуры.

Обязанность подтверждать правомерность применения вычета, в том числе предъявить копию счета-фактуры, лежит на налогоплательщике. Если он не может этого сделать, то и вычитать НДС он не вправе.

Поэтому пункт 7 статьи 166 НК РФ к вычетам не применяется.

Правопреемник ФГУП не имеет права на вычет НДС, оплаченного за счет бюджетных средств

Федеральное унитарное предприятие получало бюджетные ассигнования на осуществление капитальных вложений. За их счет оплачивались работы подрядчика по техническому перевооружению.

Затем ФГУП приватизировали. Правопреемник — Акционерное общество — заявило о своем праве на вычет НДС за указанные работы. Аргументы таковы.

Приобретенное имущество не передавалось в казну, а ставилось на баланс АО. Таким образом, Общество является конечным потребителем услуг по техническому перевооружению.

К тому же АО не является участником бюджетного процесса, а поступившие в свое время инвестиции потеряли характер бюджетных средств.

ВС РФ в своем определении от 29 мая 2017 № 307-КГ17–5837 указал, что налогоплательщик неправильно трактует нормы Гражданского кодекса.

Он ошибочно уравнивает полномочия собственника имущества и лица, которое распоряжается этим имуществом на праве хозяйственного ведения.

В итоге суд отказал АО в праве на вычет НДС и указал, что его применение привело бы к повторному возмещению налога из бюджета.

Уплата процентов с неправомерно возмещенного НДС не освобождает от штрафа

Организация не подтвердила правомерность применения нулевой ставки НДС, поэтому ей пришлось вернуть возмещенный в заявительном порядке налог.

На основании пункта 17 статьи 176.1 НК РФ, ей были выставлены проценты за пользование бюджетными средствами.

Кроме того, налоговые органы наложили на налогоплательщика штраф по статье 122 НК РФ.

Компания пыталась оспорить начисление штрафа, однако Верховный суд в определении от 24 мая 2017 № 305-КГ16-21444 посчитал его назначение правомерным.

Проценты — это компенсация потерь бюджета, а не наказание налогоплательщика.

И тот факт, что компания их выплатила, не освобождает ее от ответственности за налоговое правонарушение, то есть от штрафа.

Ип на усн должен уплатить ндс при покупке муниципального имущества

Индивидуальный предприниматель на УСН приобрел муниципальное имущество.

В ходе выездной проверки инспекторы установили, что он должен был исполнить роль налогового агента, то есть исчислить НДС с полученной суммы и перечислить его в бюджет, однако этого не сделал.

Вместо этого он перечислил всю сумму продавцу — местному Комитету по управлению имуществом. В итоге ИП были доначислены налоги, выставлены пени и штрафы.

Результатом долгих судебных разбирательств стало Определение ВС РФ от 23.05.2017 № 310-КГ16–17804, в котором судьи поддержали ИФНС. Они отметили, что в указанном случае уплачивать налог в бюджет должно не муниципальное образование, а предприниматель, как налоговый агент.

То, что он ошибочно перечислил сумму налога в составе платы за имущество, привело к ее поступлению в местный бюджет. НДС же должен идти в федеральный бюджет.

А механизмов для взыскания излишне полученных сумм из бюджета муниципального образования в федеральный бюджет не существует.

Суд также указал, что если предприниматель оплатит взысканные суммы за счет собственных средств, то это никак не ущемит его права.

Ведь он может в рамках гражданско-правового спора требовать от муниципального образования, которое продало ему имущество, возврата незаконно полученных сумм в размере НДС.

Заказчик-застройщик не вправе воспользоваться вычетом по НДС

Организация занималась достройкой объекта для «РусГидро», привлекая подрядчиков.

Предъявляемые ими суммы НДС она заявила к вычету, в результате чего возникла сумма к возмещению налога из бюджета.

В ИФНС посчитали, что права на вычеты компания не имеет, поскольку по факту является заказчиком-застройщиком, а не инвестором.

В определении от 15 мая 2017 № 305-КГ17-5548 ВС РФ поддержал налоговый орган и постановил следующее. Тот факт, что разрешение на строительство дано на имя налогоплательщика, еще не делает его инвестором.

В силу фактически сложившихся инвестиционных отношений эту роль выполняет «РусГидро».

Поэтому компании следовало на основании полученных от подрядчиков счетов-фактур составить сводный счет-фактуру и передать его «РусГидро».

Ндс с общехозяйственных расходов по внутренним и экспортным операциям нужно вести раздельно

Организация не разбила входной НДС с общехозяйственных расходов на экспортный и внутренний, целиком включив его в состав налога, заявленного к вычету.

Затем она обратилась за возмещением экспортного НДС в заявительном порядке.

После проверки инспекторы вынесли решение о возврате части возмещенного налога и выставили штраф за неуплату НДС.

В своем определении от 10 мая 2017 № 309-КГ17-4792 ВС РФ указал следующее.

Поскольку налогоплательщик в учетной политике не закрепил правила учета входного НДС по общехозяйственным расходам, то он должен распределяться между товарами, которые реализуются на экспорт и внутри страны.

Перед возмещением экспортного НДС налогоплательщику следовало восстановить ранее принятый к вычету налог по общехозяйственным расходам в той части, в которой он относится к экспортным операциям.

Поскольку он этого не сделал, то по факту имеет место двойное возмещение налога, что приводит к образованию недоимки перед бюджетом по НДС. Поэтому ИФНС правомерно взыскала часть возмещенного налога, а также выставила штраф по 122 НК РФ.

Источник: http://KonturSverka.ru/stati/sudebnaya-praktika-po-nds-6-majskix-reshenij-v-polzu-nalogovoj-sluzhby

Как инспекторы возмещение НДС одобрили, но исполнять решение не стали

03.05.2017

История, которая будет рассказана ниже, построена на материалах дела № А40-89628/2015, дошедшего до Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее – СКЭС ВС РФ). Это яркий пример того, что налоговики не вправе принимать противоречивые решения, а потом выбирать, какое из них исполнять. Впрочем, давайте по порядку.

Жила-была организация. И пользовалась она освобождением от обложения НДС операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренным пп. 29 и 30 п. 3 ст. 149 НК РФ[1]. 

«Входной» налог (соответственно) к вычету не принимала, а учитывала в расходах.

Время шло, и в один прекрасный момент руководство организации решило: льготное налогообложение не так уж и выгодно, а потому «откатим» назад – от льготы откажемся.

Сказано – сделано: организация представила в ИФНС уточненные декларации по НДС (с I квартала 2010 года по I квартал 2013 года), в которых заявила к возмещению из бюджета суммы налога (в размере аж 237 356 567 руб.

), а заодно и «отказное» заявление представила.

Да только ИФНС по «камералке» добро на возмещение НДС не дала, мол, уведомительный характер от освобождения от налогообложения не соблюден. (Напомним, согласно п. 5 ст.

 149 НК РФ заявление об отказе надо подавать до начала периода, с которого налогоплательщик перестанет пользоваться льготой.

) Управление ФНС апелляционные жалобы организации оставило без удовлетворения, и та обратилась в суд.

Но пришла выездная налоговая проверка и возмещение НДС (за период с 01.01.2010 по 18.04.2013) одобрила (решение налогового органа от 30.07.2014).

Вывод об обоснованности вычетов НДС сделан с учетом доводов налогоплательщика о наличии судебной практики, в соответствии с которой предусмотренный п. 5 ст. 149 НК РФ срок не носит пресекательный характер и не может являться основанием для отказа в праве на применение вычетов по НДС.

Этим же решением организации были доначислены налог на прибыль (ясное дело – после признания налоговиками права на применение налоговых вычетов отпало правовое основание для учета соответствующих сумм НДС в налоговых расходах), пени. Фигурировали в доначислениях НДФЛ (в небольших суммах), пени по налогу. Общая сумма доначислений – 52 822 004 руб.

Организацию устроил результат проверки, ведь она рассчитывала на возмещение НДС. Иск по камеральным проверкам она отозвала.

В дальнейшем организация обратилась в инспекцию с заявлениями о возмещении НДС:

  • путем зачета задолженности (52 822 004 руб.)[2];
  • в форме возврата оставшейся суммы (184 534 563 руб.).

Ждала-ждала, но так и не дождалась – инспекция исполнять решение о выездной проверке не стала (впрочем, и управление на жалобу нужным образом не среагировало), что и послужило поводом для обращения организации в суд.

Поначалу события развивались в пользу налогоплательщика: суды (первая и апелляционная инстанции) учли фактическое неисполнение инспекцией принятого ею решения по результатам выездной налоговой проверки, что не соответствует положениям действующего налогового законодательства и существенно нарушает права и законные интересы налогоплательщика. А вот Арбитражный суд Московского округа (Постановление от 12.09.2016) судебные акты отменил: поскольку суммы налога, заявленного к возмещению, проверяются налоговым органом при «камералке» в порядке, установленном ст. 88 НК РФ, на основании налоговой декларации; вынесение решения о возмещении НДС по результатам выездной налоговой проверки не влечет правовых последствий ни для налогового органа, ни для налогоплательщика.

Интересный поворот, ничего не скажешь! Сдаваться не было ни малейшего желания, ведь такой вывод, по мнению организации, создает прецедент законной возможности игнорирования налоговым органом своих решений, при том что камеральная налоговая проверка представляет собой минимальный уровень налогового контроля по сравнению с выездной проверкой, которая является углубленной, последующей формой налогового контроля.

Вместе с тем инспекция не наделена правом произвольно исполнять либо не исполнять принятые ею решения. Такие действия нарушают принципы соблюдения баланса частных и публичных интересов и ставят налогоплательщика в положение правовой неопределенности.

К тому же при выездной проверке налоговики, констатировав право на вычет сумм НДС в связи с отказом от льготного налого­обложения, доначислили налог на прибыль организаций («входной» налог ушел из расходов).

Отказывая в возмещении налога, суд кассационной инстанции не учел, что при отсутствии права на налоговые вычеты налогоплательщик сохраняет право на учет «входного» НДС в налоговых расходах.

При таких обстоятельствах сложилась ситуация, при которой решение по выездной налоговой проверке не влечет никаких правовых последствий только в части возмещения НДС, доначисление же налога на прибыль организаций до сих пор имеет юридическую силу.

(Иными словами, спорные суммы НДС не учтены при исчислении налога на прибыль организаций и не возмещены в порядке, предусмотренном ст. 176 НК РФ.)

С изложенными в кассационной жалобе организации доводами согласилась судья ВС РФ (Определение от 29.12.

2016 № 305‑КГ16-14941), указав, что они подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и являются достаточным основанием для пересмотра оспариваемых судебных актов в кассационном порядке. Так, дело было передано в СКЭС ВС РФ.

Основаниями для отмены или изменения СКЭС ВС РФ судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ч. 1 ст. 291.11 АПК РФ).

Трое судей ВС РФ в Определении от 21.02.2017 № 305‑КГ16-14941 кассационную жалобу организации удовлетворили, а обжалуемый судебный акт (Постановление АС МО от 12.09.2016) отменили. Перечислим основания к такому выводу СКЭС ВС РФ:

  • по результатам выездной налоговой проверки, представляющей собой более высокий (углубленный) уровень налогового контроля, не исключается возможность пересмотра ранее сделанных по результатам камеральной проверки выводов налогового органа относительно обоснованности возмещения налога, что согласуется с правовой позицией, выраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 31.01.2012 № 12207/11;
  • решение по результатам выездной налоговой проверки в соответствии со ст. 101 НК РФ является ненормативным правовым актом, определяющим отношение государства в лице налоговых органов к тому, соответствуют ли действия проверяемого лица законодательству о налогах и сборах. Этот акт после своего вступления в силу порождает правовые последствия и является обязательным не только для налогоплательщиков, но и для налоговых органов;
  • пересмотр по результатам выездной налоговой проверки выводов о необоснованности возмещения НДС, ранее сделанных в решении, вынесенном по результатам камеральной налоговой проверки, влечет за собой и пересмотр последующих решений инспекции, принимаемых согласно ст. 176 НК РФ и опосредующих процедуру возмещения налога (см. также п. 49 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57);
  • право на налоговую льготу, не использованную в предыдущих налоговых периодах, налогоплательщик может реализовать среди прочего путем подачи уточненной налоговой декларации (п. 5 ПостановленияПленума ВАС РФ № 57). В данном случае льготным режимом налогообложения для организации является именно возможность начислять НДС при реализации ею работ (услуг), предусмотренных пп. 29 и 30 п. 3 ст. 149 НК РФ, в связи с этим она получает право на возмещение из бюджета соответствующей части «входного» НДС, которое согласно п. 2 ст. 173 НК РФ могло быть реализовано налогоплательщиком в течение трехлетнего срока. Указанный срок организацией не нарушен.

Пока суд да дело…

Организация выиграла, СКЭС ВС РФ ее поддержала. Какие выводы следуют из рассмотренного судебного акта?

Во-первых, инспекция не имеет права отказываться исполнять собственные решения. И во‑вторых, срок, установленный для уведомления налоговиков об отказе от льготы (п. 5 ст.

 149 НК РФ), пресекательным не является, законом не определены негативные последствия его пропуска[3].

Иными словами, вычет НДС возможен, даже если организация не в срок уведомит инспекцию об отказе от освобождения от налогообложения.

Стоит также отметить, что данный судебный акт включен в обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах КС РФ и ВС РФ, направленный ФНС для использования в работе (Письмо от 17.04.2017 № СА-4-7/[email protected]).

[1]Напомним, согласно названным пунктам льгота предоставляется управляющим организациям, товариществам собственников жилья, жилищно-строительным, жилищным или иным специализированным потребительским кооперативам, созданным в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье и отвечающим за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых предоставляются коммунальные услуги. Условие применения льготы – приобретение коммунальных услуг названными лицами у организаций коммунального комплекса, поставщиков электрической энергии и газоснабжающих организаций, организаций, осуществляющих горячее водоснабжение, холодное водоснабжение и (или) водоотведение. Речь, в частности, идет о реализации коммунальных услуг (пп. 29) и работ (услуг) по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме (пп. 30).

[2]На основании абз. 2 п. 1 и п. 14 ст.

78 НК РФ зачет сумм излишне уплаченных федеральных налогов и сборов, региональных налогов, местных налогов и сборов производится по соответствующим видам налогов и сборов, а также по пеням, начисленным по соответствующим налогам и сборам. Правила, предусмотренные ст.

78, применяются в отношении налогоплательщиков и налоговых агентов. Таким образом, ст. 78 НК РФ не ограничивает проведение зачета суммы излишне уплаченного федерального налога в счет погашения недоимки по другому федеральному налогу.

[2] Дополнительно рекомендуем ознакомиться со статьей «Когда выгодно получить, а когда отказаться от льготы по НДС», № 1, 2017, стр. 27 – 35.

Аюдар-пресс

Источник: http://taxpravo.ru/analitika/statya-390758-kak_inspektoryi_vozmeschenie_nds_odobrili_no_ispolnyat_reshenie_ne_stali

Publications

Сollective of authors, VEGAS LEX

Однажды в 1998 году Конституционный суд РФ, рассматривая вопрос о соответствии Конституции РФ положений Закона «Об основах налоговой системы», ввел в юридическую практику понятие добросовестного налогоплательщика. С тех пор это понятие укрепилось в качестве важной категории, применяемой для оценки налогоплательщиков, и стало неотъемлемой частью налоговых споров в судах.

История появления

Понятие добросовестный/недобросовестный налогоплательщик не определено ни одним нормативным актом. Тем не менее, с легкой руки Конституционного суда РФ оно стало устрашающим для многомиллионной армии плательщиков налогов.

Интересно, что изначально многим казалось (часто адвокаты именно так пытались защищать своих клиентов в судах), что вопрос о добросовестности или недобросовестности вообще может разрешаться только применительно к спорам о так называемых «проблемных» банках. Действительно в пору принятия Постановления КС РФ № 24-П (еще до введения в действие НК РФ) широкое распространение получили случаи использования банков, не имеющих денежных средств на корреспондентских счетах, для уплаты налогов. Формально все банковские проводки свидетельствовали о том, что налогоплательщик уплатил налог, однако реально денежные средства в бюджет не поступали в силу фактической неплатежеспособности банка. Часть таких ситуаций являлась исключительно следствием ряда совпадений, и налогоплательщик незаслуженно нес убытки, поскольку налоговый орган взыскивал с него не поступившие в бюджет налоги еще раз, ссылаясь на имевшие когда-то место разъяснения ВАС РФ о том, что налог считается уплаченным только тогда, когда он поступил в бюджет.

Но была и другая часть ситуаций, которая нередко выглядела следующим образом: у ООО «Ромашка» оказывается вексель Банка «Кредит» (пути появления этого векселя могут быть различными и, как правило, значения для дела не имеют).

ООО «Ромашка» предъявляет этот вексель Банку «Кредит» для погашения. Банк производит зачисление денежных средств на расчетный счет ООО «Ромашка». Далее ООО «Ромашка» направляет в банк платежные поручения на уплату налогов.

По «счастливому совпадению» сумма, которую налогоплательщик намеревается перечислить в бюджет в виде налогов, совпадает с суммой, образовавшейся от погашения векселя. Банк производит операцию по списанию денежных средств в бюджет.

Но фактически деньги до бюджета не доходят, поскольку корреспондентский счет Банка оказывается пустующим. Далее пути Банка и налогоплательщика расходятся. Банк, как правило, лишается лицензии, в отношении него возбуждаются процедуры банкротства.

Но что делать с налогоплательщиком? Считать ли, что он уплатил налоги или нет? В таких ситуациях налоговые органы обычно отказывались признавать факт уплаты налогов, во главу угла ставя отсутствие поступления денег в бюджет.

Учитывая, что сами вексельные схемы в точки зрения буквы закона обычно последнему соответствовали, налоговые органы часто оказывались бессильными, проигрывая судебные разбирательства. Но и налогоплательщикам приходилось непросто.

Для разрешения этой неопределенности потребовалось вмешательство КС РФ, который в резолютивной части Постановления от 12 октября 1998 года № 24-П разъяснил, что уплата налога считается состоявшейся со дня списания кредитным учреждением платежа с расчетного счета плательщика независимо от времени зачисления сумм на соответствующий бюджетный или внебюджетный счет. Это была бы победа налогоплательщиков. Если бы не одно «но». В мотивировочной части этого же решения КС РФ указал, что повторное взыскание не поступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности но только тогда, когда это касается добросовестного налогоплательщика. Пока судебная практика пыталась сориентироваться в том, как расценивать это не с первого взгляда заметное уточнение КС РФ, вступил в силу Налоговый Кодекс РФ, п. 2 ст. 45 которого установил, что налогоплательщику всего-то и надо, что соблюсти 2 формальных обстоятельства, чтобы считать себя уплатившим налог:

  • предъявить в банк платежное поручение;
  • иметь на расчетном счете, через который уплачивается налог, достаточный остаток средств (в том числе, если на расчетном счете имеются иные неисполненные требования с более ранней очередью исполнения);

Никакой речи о том, что налогоплательщик должен быть лично озабочен фактом поступления его платежа в бюджет, в НК РФ не шло.

Слова «добросовестность» и «недобросовестность» законодатель включить в текст НК РФ тоже не поторопился, что налоговые органы очевидно не устраивало.

Но и здесь на выручку пришел КС РФ, который уже в 2001 году по запросу МНС РФ разъяснил, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

Исходя из этой презумпции принудительное взыскание в установленном законом порядке с недобросовестных налогоплательщиков не поступивших в бюджет налогов не нарушает конституционные гарантии права частной собственности.

Если налогоплательщик признан недобросовестным, то на него не распространяется правовая позиция КС РФ, в соответствии с которой конституционная обязанность каждого налогоплательщика считается исполненной в момент списания банком с расчетного счета налогоплательщика средств в уплату налога, поскольку, по существу, он от исполнения данной обязанности уклонился (Определение от 25 июля 2001 г. № 138-О). Несмотря на то, что КС РФ возложил обязанность по доказыванию недобросовестности налогоплательщика на налоговые органы, на сей раз победа целиком была за МНС РФ.

Так налогоплательщики узнали о существовании презумпции их добросовестности, налоговые органы внедрили в повседневную практику специальные процедуры проверки добросовестности, а сама добросовестность налогоплательщика стала камнем преткновения тысяч судебных дел.

Извечные проблемы «проблемных» банков

Споры, вытекающие из перечисления налогов через «проблемные» банки, как это ни удивительно, сохранились и поныне. Судебная практика по ним достаточно однозначна.

Общее ее направление можно обозначить следующим образом: если суд находит, что перечисление налогоплательщиком денежных средств в счет уплаты налогов именно через «проблемный» банк являлось не следствием случайного стечения обстоятельств, а, кроме того, налогоплательщик был осведомлен или, по крайней мере, не мог не быть осведомлен о том, что выбранный им банк является «проблемным», то обязанность налогоплательщика по уплате налогов не признается исполненной. Это значит, что, несмотря на то, что, к примеру, у ООО «Ромашка» имеются платежные поручения на уплату налогов с отметками Банка об их приеме и исполнении, эти же самые налоги будут указаны в Требовании налогового органа, который сначала предложит ООО «Ромашка» уплатить их в добровольном порядке, а затем сможет использовать весь арсенал средств по принудительному взысканию налогов и обращению в суд.

Примеров тому практика знает немало.

В каждом споре, существо которого сводится к признанию обязанности по уплате конкретных сумм налогов исполненной, суд обязан исследовать все обстоятельства, свидетельствующие о том, как поведение самого налогоплательщика повлияло на факт невозможности перечисления налогов в бюджет. Формулировки судебных актов ясно демонстрируют, какие именно обстоятельства в таких спорах должны быть доказаны сторонами:

Постановление ФАС Волго-Вятского округа по делу №А82-238/01-А\1 (ОАО «Славнефть-Ярославнефтепродукт» против ИМНС межрайонного уровня по контролю за крупными и проблемными налогоплательщиками):

Источник: https://www.vegaslex.ru/mobile/en/analytics/publications/31717/

Необоснованная налоговая выгода по НДС

При проверках налоговые органы часто используют в качестве основания для доначисления налогов, пеней и штрафов получение необоснованной налоговой выгоды (термин, пришедший на смену понятию «недобросовестный налогоплательщик»).

Понятие налоговой выгоды, а также основания для признания ее получения необоснованным описаны в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53).

В настоящий момент сложилась обширная арбитражная практика по обжалованию решений налоговых органов, в которых основанием для доначисления является получение необоснованной налоговой выгоды. Анализу такой судебной практики и посвящена данная статья.

Презумпция добросовестности налогоплательщика

Презумпция добросовестности налогоплательщика – это принцип, закрепленный в НК РФ (п. 7 ст. 3, п. 6 ст. 108 НК РФ ), которым должны руководствоваться и налоговые органы при вынесении решений, и суды при рассмотрении налоговых споров.

Для налоговых органов, однако, одной из приоритетных задач является увеличение налоговых поступлений в бюджет, при этом соблюдение принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков часто отходит на второй план.

При проверке налоговый инспектор выполняет, по сути, функцию сбора обвинительных доказательств для выявленных случаев занижения налогов.

Сложно предположить, что при этом он встанет на защиту интересов налогоплательщика и будет оценивать собранные доказательства с применением принципа презумпции добросовестности, ведь невозможно быть одновременно и обвинителем и защитником.

Закрепление презумпции добросовестности налогоплательщика в НК РФ тем не менее не носит декларативного характера и необходимо для того, чтобы налогоплательщики могли защищать свои права в судебном порядке.

Оценивая законность решений, вынесенных по результатам проверок налоговыми органами, суд проверяет соблюдение сторонами норм налогового законодательства. Еще в 2003 году Конституционный суд РФ в Определении от 16.10.

2003 № 329-О указал, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.

В обоснование указанного положения суд сделал важный вывод о том, что правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

На практике это должно было означать, что при рассмотрении налоговых споров арбитражный суд обязан исследовать и оценить не только случаи нарушения налогоплательщиком (группой налогоплательщиков) налогового законодательства, но и недобросовестность или, напротив, добросовестность субъектов налоговых правоотношений. При этом оценка действий налогоплательщика как недобросовестных часто становилась решающим аргументом для признания его виновным в совершении налогового правонарушения. К сожалению, в НК РФ отсутствуют критерии, руководствуясь которыми можно признать действия налогоплательщика добросовестными. Сформулированного КС РФ общего тезиса о недопустимости возложения дополнительных обязанностей на налогоплательщиков также оказалось недостаточно для того, чтобы арбитражные суды применяли единый подход при рассмотрении налоговых споров. Восполнить эти недостатки было призвано Постановление № 53 , в котором по результатам обобщения и анализа сложившейся арбитражной практики были сформулированы более подробные подходы к оценке добросовестности в налоговых отношениях. В этом документе ВАС еще раз подтвердил, что, во-первых, при разрешении налоговых споров суд должен исходить из презумпции добросовестности налогоплательщика, то есть из предположения о том, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, отраженные в бухгалтерской и налоговой отчетности, достоверны. Во-вторых, был сформулирован общий подход, в соответствии с которым для получения налоговой выгоды налогоплательщику достаточно представить в налоговый орган правильно оформленные документы, предусмотренные НК РФ. Налоговый орган может посчитать получение налоговой выгоды необоснованной, только если докажет, что сведения, содержащиеся в таких документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (естественно, действия налогоплательщика при этом должны быть обусловлены разумными экономическими причинами).

Увы, как показывает практика, несмотря на то, что в соответствии со ст.

65 АПК РФ, обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения, возлагается на налоговый орган, налогоплательщики должны быть готовы, со своей стороны, активно опровергать предъявленные обвинения. Для принятия судом решения в пользу налогоплательщика по спорам, связанным с получением необоснованной налоговой выгоды, нужно, чтобы не только налоговый орган не сумел доказать факты, которые легли в основу оспариваемого решения, но и одновременно налогоплательщик должен доказать, что действовал в полном соответствии с налоговым законодательством.

Сформулированные в Постановлении№ 53 конкретные признаки и обстоятельства, которые могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды, стали широко использоваться и при вынесении решений налоговыми органами, и при рассмотрении споров в суде. Анализ сформировавшейся судебной практики по таким спорам может помочь налогоплательщикам минимизировать налоговые риски и заранее разработать систему доказательств своей добросовестности.

Необоснованная налоговая выгода и НДС

Недобросовестные контрагенты

В отношении налога на добавленную стоимость самыми популярными основаниями для обвинения налогоплательщиков в получении необоснованной налоговой выгоды является совершение согласованных действий, направленных на создание схем по возмещению налога, в том числе неисполнение поставщиками налогоплательщиков своих налоговых обязательств. Более того, проводя проверки деклараций, в которых НДС заявлен к возмещению, в том числе и по экспортным операциям, налоговые органы проверяют всю цепочку поставщиков товаров на предмет исполнения ими требований НК РФ. Если какой-нибудь из них не представляет по требованию ИФНС сведения[1] или, еще лучше, сдает «нулевую» отчетность либо не исполняет свои налоговые обязательства, налоговый орган, как правило, принимает решение об отказе в вычете по НДС налогоплательщику, представившему декларацию.

Арбитражная практика по оспариванию таких решений складывается, как правило, в пользу налогоплательщика. В качестве примера рассмотрим Постановление ФАС СЗО от 19.

11.2007 № А05-4358/2007[2].

При принятии оспариваемого решения об отказе налогоплательщику в вычете по НДС налоговый орган руководствовался следующими доводами:

–выявлены факты недобросовестности субпоставщиков налогоплательщика, а именно отсутствуют управленческий и технический персонал, производственные активы, складские помещения, транспортные средства;

–субпоставщики не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность по месту их регистрации;

–субпоставщики не выполняют требования инспекции о представлении документов по сделкам.

В действиях налогоплательщика и цепочке его поставщиков, по-мнению ИФНС, присутствуют признаки схемы, направленной на незаконное возмещение налога из бюджета, таким образом, налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

Суд, признавая решение недействительным, указал, что в данном случае налоговый орган не доказал необоснованность получения обществом налоговой выгоды.

По мнению суда, ИФНС не подтвердила допустимыми доказательствами обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать о необоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды и наличии в действиях заявителя и его контрагентов согласованных действий по созданию незаконных схем для противоправного получения из бюджета сумм НДС. Спорные обстоятельства (недобросовестность субпоставщиков налогоплательщика) не подтверждают недобросовестность заявителя и могут лишь свидетельствовать о возможной недобросовестности самого поставщика, а НК РФ не обуславливает право налогоплательщика на возмещение налога представлением контрагентами его поставщиков в налоговый орган запрашиваемых документов или иной информации и уплатой ими в бюджет полученных сумм налога.

Руководствуясь п. 10 Постановления № 53, суд сделал вывод: налоговый орган не доказал, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных контрагентами.

При принятии решения суд сослался также на Определение КС РФ от 16.10.

2003 № 329-О, в котором было закреплено положение о том, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Примером аналогичных решений в пользу налогоплательщиков в схожих ситуациях могут быть постановления ФАС ПО от 20.09.2007 № А57-1943/07-28

Источник: https://delovoymir.biz/neobosnovannaya-nalogovaya-vygoda-po-nds.html

Юридическое бюро Юрьева – Обзор судебной практики по возмещению НДС в свете Определения КС № 169-0

Проблема возврата налога на добавленную стоимость является уже стандартной для арбитража.

К сожалению, арбитражный суд в наше время превратился в придаток налоговой инспекции, который занимается только тем, что возмещает и возмещает НДС, в то время как обязанность по возмещению в данном случае возлагается на Федеральную налоговую службу.

Такая ситуация связана с тем, что после принятия Конституционным Судом РФ определения № 169-О от 08.04.2004 налоговые инспекции принципиально не возмещают НДС никому.

Всё это, тем не менее, не снимает тяжести ответственности с юристов, которые готовят документы и представляют интересы организаций по делам о возмещении НДС.

Наверное, в Санкт-Петербурге не найдётся юридической фирмы, которая бы не сталкивалась с такой проблемой, как возврат НДС. Не составляет исключения в данном случае и «Юридическое бюро Юрьева».

Только в декабре 2004 года прошло несколько десятков судебных заседаний по разным делам, где так или иначе возникает эта проблема.

На этой странице мы не пытались рассказать, что такое НДС, раскрыть сущность НДС или его понятие, объяснить расчет НДС или описать, скажем, экспортный НДС, но постарались обобщить пока еще не очень обширную практику Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области и Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа по вопросам возмещения НДС и применения Определения Конституционного Суда РФ № 169-О.

——————————————————————————————————————————-

Право на возврат НДС из бюджета у налогоплательщика возникает в том случае, если по результатам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с пп. 1-2 п. 1 ст. 146 НК РФ (п. 1 ст. 176 НК РФ).

Условия применения налоговых вычетов указаны в ст. 171 НК РФ, порядок применения вычетов – в ст. 172 НК РФ, порядок возврата НДС – в ст. 176 НК РФ.

Налоговый кодекс право на налоговый вычет и возмещение НДС не связывает с погашением займов, за счет которых налогоплательщик оплатил поставщикам товары, работы, услуги вместе с налогом на добавленную стоимость. Однако Конституционный Суд РФ в     Определении № 169-О пришел к совершенно противоположному выводу, и за такое толкование с радостью ухватились налоговые органы.

Следует также учесть, что Конституционный Суд РФ «разъяснил» определение № 169-О определением № 324-О  от 4 ноября 2004 года, указав: «… из Определения от 8 апреля 2004 года № 169-О не следует, что налогоплательщик во всяком случае не вправе произвести налоговый вычет, если сумма налога на добавленную стоимость уплачена им поставщику товаров (работ, услуг) в составе цены, в частности денежными средствами (в том числе до момента исполнения налогоплательщиком обязанности по возврату займа)». Иначе говоря, Суд пришел к выводу о том, что в некоторых случаях (если не во всех) налогоплательщик вправе произвести налоговый вычет, даже если сумма НДС уплачена им поставщику до возврата им полученного займа.

Арбитражная практика  пошла по пути неприменения определения № 169-О, причем с совершенно различным обоснованием.

Конкретные налоговые споры

Наконец-то Высший Арбитражный Суд РФ высказался по поводу оплаты НДС за счет заемных средств!

(Постановление Президиума ВАС РФ № 4149/04 от 14 декабря 2004 г.)

——————————————————————————————————————————————————————

Так, в решении от 4 октября 2004 года по делу N А56-8935/04 ФАС СЗО не принял как не основанные на нормах налогового законодательства доводы инспекции об отсутствии у общества права на возмещение из бюджета НДС, уплаченного поставщикам товаров (работ, услуг) за счет заемных денежных средств, и отклонил ссылку инспекции на определение № 169-О в связи с тем, что данный акт не был официально опубликован. Также суд справедливо указал, что денежные средства, полученные по договору займа (по терминологии налоговых органов – «заемные» средства), являются собственными средствами заемщика, поскольку передаются ему в собственность, подтвердив свой вывод правовой позицией, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.02.2001 N 3-П, согласно которой под фактически уплаченными поставщикам суммами налога подразумевается реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части собственного имущества в пользу поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога.

В решении от 25 октября 2004 года по делу N А56-17609/04 кассационная инстанция ФАС СЗО не приняла доводы налогового органа об отсутствии у общества реальных расходов по уплате НДС ввиду оплаты приобретенного товара за счет заемных средств, поскольку положениями налогового законодательства вычет налога на добавленную стоимость не ставится в зависимость от источников поступления налогоплательщику имущества, направляемого на погашение задолженности по уплате названного налога. В данном деле налоговым органом недобросовестность налогоплательщика не была доказана, поэтому суд применил правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированную в постановлении от 20.02.2001 N 3-П.

«Обладающими характером реальных затрат и, следовательно, фактически уплаченными должны признаваться суммы налога, которые уплачиваются налогоплательщиком за счет собственного имущества или за счет собственных денежных средств.

Вывод суда о правомерности применения вычета по налогу на добавленную стоимость при оплате сумм налога заемными средствами всецело соответствует позиции Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку полученные по договору займа денежные средства становятся собственным имуществом налогоплательщика. Перечисление указанных денежных средств в оплату сумм налога на добавленную стоимость является отчуждением имущества и потому должно рассматриваться как реальное несение затрат налогоплательщиком.

Следовательно, отказ в применении вычета по мотиву отсутствия оплаты налога на добавленную стоимость при наличии реальных затрат налогоплательщика неправомерен».

По другому делу кассационная инстанция ФАС СЗО не применила определение № 169-О со ссылкой на отсутствие доказательств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика (дело № А56-13882/04 от 11 ноября 2004 года):

«Налоговый орган не представил каких-либо доказательств недобросовестности общества при реализации права на применение налоговых вычетов и возмещение налога из бюджета, в том числе сведений об отсутствии реальной экономической цели (рентабельности) операций, осуществленных обществом, о совершении обществом и продавцом согласованных действий, направленных исключительно на создание оснований для возмещения налога из бюджета.

При таких обстоятельствах факт использования обществом заемных средств при уплате суммы налога сам по себе не свидетельствует об отсутствии фактических расходов на уплату этой суммы продавцу и не является достаточным основанием для отказа в применении налоговых вычетов, что согласуется с правовой позицией, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 20.02.2001 N 3-П и определении от 08.04.2004 N 169-О. Правоприменительные органы не вправе ограничиваться только установлением факта уплаты налога с помощью заемных средств».

Отказываются применять Определение № 169-О и суды первой инстанции.

В частности, Арбитражный суд СПб и ЛО отклонил ссылку ИМНС на указанное определение, сославшись на то, что указанный акт не обладает надлежащей юридической силой (решение от 20 сентября 2004 года по делу № А56- 33714/04), при этом осуществление уплаты НДС в адрес таможенных органов за счет денежных средств, полученных по договору займа, не противоречит положениям законодательства РФ о налогах и сборах, которое не содержит ограничений в части источников получения налогоплательщиком денежных средств для уплаты НДС.

«Из положений статьи 79 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», определяющих объем юридической силы решения Конституционного Суда РФ, следует, что исполнение решения Конституционного Суда РФ возможно исключительно в отношении решения, которым обращение заявителя рассмотрено по существу и акты или их отдельные положения признаны неконституционными, либо не вступившие в силу международные договоры РФ признаны не соответствующими Конституции РФ, либо из решения Конституционного Суда РФ вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании.

Определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 г.

№ 169-О, поскольку данным определением Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы ООО ПромЛайн, указанным объемом юридической силы, обязательным на всей территории РФ всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, предприятий, учреждений, должностных лиц и граждан, не обладает.

Определением о разъяснении постановления Конституционного Суда РФ от 20.02.2001 г. № 3-П определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 г. № 169-О также не является, поскольку вынесено не в порядке статьи 83 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде РФ».

Аналогичный вывод содержится в решении Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20 августа 2004 года по делу №А56-29075/04

М.М. Юрьева

Источник: http://juryev.ru/nalogovoe-pravo/116-obzor-praktiki-nds

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.